Чайные божества. — О чае и пряниках c любовью — LiveJournal

5 ноября 2019

В чайной церемонии, кроме обычных атрибутов (чайник, чахай, пиалы и др.), есть и такие, в которых вы не сможете заварить чай или вдохнуть аромат сухого чайного листа.

И все же они занимают особое место на чайной доске.

Чайные фигурки, воплощенные в изображении различных божеств и духов, а так же всевозможных мыслимых и немыслимых вариантах, можно встретить практически на каждой чайной доске.

axgs2226tg4-3.jpg

Задолго до осмысленных изображений фигурок на край чабани ставили обожженные кусочки глины, оставшиеся от неудачно выполненной утвари. Эта глина выполняла самую прикладную функцию: перед тем, как залить свежим кипятком чайный лист, его поливали на глину и смотрели за ее реакцией. Таким образом проверяли готовность кипятка — готов ли он к церемонии или стоит продолжить кипячение воды.

Ещё в начале 13-го века китайские гончары начали формировать из исинской глины разных мифических существ, зодиакальных животных, изображения божеств и другие талисманы, относящиеся как к китайской чайной культуре, так и к китайской культуре в общем.

t9vzfi1kx9k.jpg
Фото из личного архива Юрия Юрийчука, основателя «Чайной Гавани»

В настоящее время в числе материалов до сих пор самой распространенной считаются различные сорта глины, но можно встретить керамические, каменные и фарфоровые фигурки, так же существуют экземпляры из обливной керамики и из специальных полимерных составов, которые меняют цвет, при резком воздействии на них высоких температур.

ХОТЕЙ (Смеющийся Будда)

Фото из личного архива Юрия Юрийчука, основателя «Чайной Гавани»

Один из семи богов счастья в синтоизме (традиционной религии Японии). До наших дней Хотей дошел как символ богатства, счастья и веселья. Исконно он был символом, приносящим удачу.

Данным-давно в Китае жил маленький и толстенький монах по имени Цхе-Цхы. Он не мог усидеть на одном месте, и по этой причине постоянно странствовал с деревянными четками и холщовым мешком.

Куда бы не пришел Хотей, у людей появлялись счастье, здоровье и благополучие. А когда местные люди спрашивали у него, что же все-таки у него в мешке, он отвечал, что в мешке носит «весь мир».

ТРЕХЛАПАЯ ЖАБА

Фото из личного архива Юрия Юрийчука, основателя «Чайной Гавани»

Символ материального благополучия и исполнения желаний.

ЛУЙ ЮЙ

Фото из личного архива Юрия Юрийчука, основателя «Чайной Гавани»

Стоит уточнить, что эти истории — не истина в последней инстанции, и варианты происхождения могут разниться или отличаться в деталях, что не так важно для непрофессиональных историков китайской культуры — для всех нас.

Фото из личного архива Юрия Юрийчука, основателя «Чайной Гавани»

А если в вашей чайной коллекции нет ни одной фигурки, то это не повод расстраиваться.

В магазинах «Чайной Гавани» можно найти чайного друга на любой вкус и цвет.

Это может быть как кто-то из нашего рассказа, так и кто-то совершенно неожиданный — старые и молодые монахи, играющие на традиционных китайских музыкальных инструментах инструментах, драконо-черепахи или выдра. =D Мы всегда рады каждому, кто заглянет к нам в гости на чашку горячего чая.

Лу Юй — первый в истории системный исследователь чая

«Люди, утончающие своѐ поведение и накапливающие качество-дэ, пьют его горячим, и он утоляет жажду, избавляет от сонливости и головных болей, проясняет зрение, силой наполняет конечности, от него легко начинают двигаться все сто суставов. Легко справляется он с сотней видов болезней, и по своему воздействию подобен божественной сладкой росе». Лу Юй «Чайный канон»

Лу Юй (Lu Yu, 陆羽)(733-804 гг.), первый в истории системный исследователь чая, живший при Великих Танах, почитается как один из трёх чайных божеств (ча шэнь). Он в совершенстве постиг Чайный путь и считается непревзойдённым мастером чая во всей Поднебесной. Лу Юй родился в Фучжоу в Цзинлине (в настоящее время провинция Хубэй), в годы правления династии Тан (618-907 гг.). Он посвятил себя изучению чайного дела и результаты своих исследований описал в труде всей своей жизни — «Чайном каноне», первом в истории специальном трактате по чаю. В 735 году, в 23-й год правления под девизом Кай Юань («Раскрытие начала») — его, трёхлетнего подкидыша, нашли монахи чаньского монастыря Цзинлин Лунгайсы. Наставник Чжи Цзи, погадал на Книге Перемен, чтобы выбрать ребенку имя. Выпал знак Цзянь — «Постепенность», комментарий к которому гласит: «Лебедь постепенно приближается к суше, его оперенье можно использовать для ритуальных одежд». В соответствие с этими словами, мальчику дали фамилию Лу, что значит «лебедь», и имя Юй, «оперенье». В Китае всегда было принято давать вторые имена и прозвища. У Лу Юя также было несколько имен. В летописях упоминаются его прозвище Хун Цзянь «Постепенность Лебедя», второе имя Цзи, что означает «Быстрый», и другие имена: Цзин Линцзы — Мудрец с Красивого холма, Сан Сюаньвэн — Старец из Шелковичной рощи, Дун Ганцзы — Мудрец с Восточного холма. Лу Юй учился Хуанцзюань Синдэ в монастыре, готовясь обрить голову и стать монахом. — писал иероглифы, читал буддистские сутры, обучался приготовлению чая. Кроме того он выполнял самую разную работу — мёл землю, чистил отхожие места, пас коров, на шкурах которых писал бамбуковой палочкой иероглифы. Когда мальчику исполнилось десять лет, он спросил у мастера Чжи Цзи: «У учеников Будды при жизни нет братьев, а после смерти нет потомства. А последователи школы Конфуция говорят, что есть три вида сыновней непочтительности, и отсутствие потомства — самая большая из них. Если уходить из семьи, то как же выполнить сыновний долг?» В ответ на это наставник сказал: «Тогда тебе, Юй, нужно принять учение Конфуция». Когда Лу Юю исполнилось двадцать лет, он сбежал из Лунгайсы с группой бродячих артистов. Впоследствии он написал три цзюаня (главы) анекдотических рассказов, описывающих его приключения в годы странствий. В пятый год под девизом правления Тянь Бао (746 г. н.э.) губернатор Тай Шоу собрал в Ли Цзю людей на праздник. Актёрское мастерство Лу Юя оказало на него столь сильное впечатление, что он подарил ему книгу стихов и направил с рекомендательным письмом в горы Хумэйшань к отшельнику Чжоу Фуцзы на обучение. Через шесть лет (752 г.) Лу Юй поблагодарил Чжоу Фуцзы и вернулся в мир, где познакомился с чиновником Цуй Гофу из министерства по ритуалам и управляющим в Цзинлине. Они стали хорошими друзьями, часто путешествовали вместе, пробовали воду из разных источников и пили чай, беседовали о литературе. В 13-й год Тянь Бао (754 г.) Лу Юй на подаренном друзьями осле отправился в горы Ба Шань, в местечко под названием Ся Чуань. По дороге он собирал чай, пробовал воду, изучал местные чайные обычаи и записывал свои наблюдения. В 758 г. он прибыл в Шэнчжоу (в настоящее время провинция Цзянсу, город Нанкин) и поселился в монастыре Сяцзясы, посвятив всё своё время чайному делу. Через год он поселился в Дань Яне. В 760 году из гор Сяцзяшань отправился в Шао Си (в настоящее время провинция Чжэцзян, уезд У Си), где поселился в горах и стал жить «за закрытыми дверями», отшельником. Там он писал свой «Ча Цзин» — «Чайный Канон». Одевался просто, на ногах носил сандалии из лиан, гулял на природе в одиночестве, беседовал с крестьянами, собирал чай, пробовал воду в источниках, декламировал каноны и стихи. Уходил на рассвете и гулял до самого заката, без всякой цели бродя по просторам, ударяя посохом по лесным деревьям, играл с водой из потока. В общем, «вёл себя, как сумасшедший из царства Чу». Танский государь Дай Цзун пытался назначить Лу Юя настоятелем монастыря Тайшансы или учителем литературы наследного принца. Но в обоих случаях Лу Юй не явился на службу. Не ценил он ни власть, ни знатность, не уделял внимания богатству, любил природу и твёрдо придерживался справедливости. В полном собрании сочинений танской поэзии есть стихотворение Лу Юя, где он говорит о себе:

Не жду от жизни слитков, Не чаю чаш из белого нефрита, Не жажду при дворе входить к владыке, Не думаю о празднествах в столице, Стремлюсь лишь быть на Западной реке, Где некогда сходил с Цзинлинских гор.

Помимо «Ча цзина» он написал ещё много трудов. Текст «Вэнь юань ин хуа» в числе его творений называют «Оды четырех печалей» и «Оды предрассветного неба». Кроме того, ему приписывают три цзюаня «Отношениях подданных и государя», тридцать цзюаней «Объяснения об источниках», восемь цзюаней «Описания четырех родов провинции Цзянси», десять цзюаней «Жизнеописания людей севера и юга», «Записки об Усинской истории чиновников» и три цзюаня «Гадания по снам». Когда Лу Юй жил в Цзиньсинтане в монастырях Тянь Лань и Лин Инь, он составил «Записки о горе Улиншань», которые, к сожалению, не сохранились. Написанный им «Чайный канон» собрал в себе все научные и практические знания о чае, накопленные до танской эпохи, а также опыт самого Лу Юя. Как только «Ча цзин» стал известен, он получил всеобщее признание и удостоился высочайших похвал. Сунский Чэн Шидао в предисловии к «Ча цзину» утверждает: «Трактаты о чае начались с Лу Юя. Миру они стали известны после Лу Юя. Он в совершенстве постиг чай. Также Лу Юй дал исчерпывающее описание изготовления чая, районов выращивания, качеств самого чайного листа. Собственно, многие чаи были обнаружены им самим».

Здесь немного отступим от рассказа о жизни «чайного святого» и поговорим о том, каким был чай в древности, в частности, во времена династии Тан и до неё.

Как говорили, в древние времена чай был, в первую очередь, лекарством. Причем, лекарством от «ста болезней», то есть, практически от всего, чем мог заболеть человек, начиная от несварения желудка и заканчивая нервными растройствами. Китайские врачи оставили подробные описания, как можно лечится чаем, что он делает в теле человека, пользуясь терминами китайской медицины.

С помощью чая разгоняешь застой дыхания ци. С помощью чая прогоняешь сон. С помощью чая питаешь дыхание жизни. С помощью чая убираешь болезнь.

Древняя чайная дорога (茶马古道)

Кроме того, чай употребляли в пищу, делая «чайный суп» с добавками соли, масла, овощей. И до сих пор на Тибете, а также в некоторых других областях Китая и стран Средней Азии принято пить чай с солью и маслом. Постепенно искусство выращивания и производство чая делалось все более изысканным, стали собирать молодые листья чайных деревьев и прессовать их в небольшие лепешки. Их было удобно перевозить, они не крошились и не портились в дороге. Тогда, в 4-5 веках было положено начало Великому Шелковому Пути, как его называют в России, а в Китае он называется «Ча ма гу дао», то есть «Древний Путь Чайных Лошадей»(茶马古道).

Этот путь начинался от мест производства чая на юге Китая, откуда лошади шли на запад и северо-запад, в Тибет, в Монголию, в Среднюю Азию и дальше. Эти лепешки прессовали довольно плотно, так что перед приготовлением их разбивали на небольшие куски и мололи в ступке до размера рисовых зерен. Затем эту крошку варили в чайнике. Именно такой способ описывается в «Ча Цзине», где несколько глав посвящено описанию чайной утвари для размалывания и варки чая. Теперь чай никто не размалывает, но варка чая применяется и по сей день. Чай, обычно, зеленый, желтый или пуэр, засыпают в кипящую воду, дожидаются закипания и снимают с огня. Таким образом вкус чая получается немного отличным от обычного заваривания в чайнике или гайвани. Обычно он более мягкий и полный.памятник Лу Юю

Чжао Линь, управляющий округом Чаочжоу и друг Лу Юя, в тексте «Инь хуа лу» писал, что Лу Юй любил чай и изобрёл способ варки чая. Танский Ли Чжао, написавший «Дополнение к истории Китая», также называет Лу Юя самым известным мастером чайного искусства. Во многих классических трактатах говорится, что Лу Юй обладал чудесными способностями оценивать чай и воду. Танский Чжан Юси в «Записках о приготовлении воды для чая» описал следующий случай. Во время императора Дай Цзуна правитель округа Хучжоу по имени Ли Цзи прибыл в Вэй Ян (в настоящее время провинция Цзянсу, город Янчжоу), где встретился с Лу Юем. Ли давно был наслышан о славе Лу Юя, испытывал к нему симпатию и поэтому отправился к нему. «Я слышал, — сказал он, — что господин Юй хорошо варит чай и обрёл известность в Поднебесной. Говорят, вода из Наньлина обладает чудесными свойствами. Мы не можем упустить такой удачи. Давайте попросим господина Юя приготовить чай». И с этими словами он послал стражника, чтобы тот привёз из Наньлина воды. Лу Юй приготовил инструменты и стал ждать. Когда привезли воду, он зачерпнул её и сказал: «Похоже, что воду взяли у берега». Но стражник клялся, что доплыл на лодке до самой середины реки. Лу Юй промолчал и стал выливать воду в таз. Когда он вылил половину, то неожиданно остановился и сказал: «О! Отсюда пошла наньлинская вода!» Тогда стражник, как громом сражённый, упал на колени перед Лу Юем и сказал: «Когда я набрал воды из Наньлина и поплыл к берегу, лодка сильно качалась и половина воды вылилась. Но я хотел сделать как лучше и добавил воды у берега. Способность Ваша различать воду поистине имеет божественное происхождение. Как можно её таить?!» И сам Ли, и другие стражники, и несколько десятков свидетелей пришли в восхищение. Тогда Ли спросил Лу Юя, какая вода в Поднебесной самая лучшая. Тот ответил, что лучшая вода в царстве Чу, а следующая — из Цзинь. Ли приказал писцам записать ответ Лу Юя, и так началась традиция передачи знания.

Сам Лу Юй составил список самых лучших источников в Китае, на первом месте была вода водопада горы Лушань, на втором – вода родника в провинции Уси на горе Хуэйшань, на третьем – вода из провинции Цичжоу рядом с городом Ланьси. Также он оставил подробные указания, как надо кипятить воду. Этом вопросу посвящен один из разделов его «Ча Цзина». Сама книга была написана примерно в 780 году и состоит из 10 коротких глав: Истоки, Инструменты, Изготовление, Утварь, Варка, Питие, Труды, Произрастание, Упрощения, Схема. Он описывает разные виды чая, производившиеся в то время, инструменты для изготовления чая, для приготовления самого напитка. Рассказывает, как можно упростить сложный ритуал варки и подачи чая: «Если можно сидеть на камнях среди сосен, то столики для утвари становятся не нужны…» И в заключение пишет, как можно расположить в комнате свитки с написанным «Ча Цзином».

Умер «чайный святой» в 804 году, похоронен он рядом с городом Хучжоу, провинции Чжецзян. Всю свою жизнь он посвятил чаю, жил только так, как подсказывал ему дух. Чайная фигурка Лу Юя

После смерти Лу Юй был возведён в статус на шэнь — чайного божества, или на сянь — чайного бессмертного, что также произошло в династию Тан. И до настоящего времени существует традиция ставить изображения Лу Юя рядом с чайными инструментами. Множество видов керамических статуэток Лу Юя продаются вместе с чайной утварью. Владельцы чайных магазинов и чайных домов ублажают Лу Юя, ставя перед его изображением чашечку с чаем, и возжигая благовония.

Использован материал книги Виногродский Б.Б. — Путь чая Часть I (Школа чайного пути) — 2004гИсточник: http://5oclocktea.com.ua

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

О чае и пряниках c любовью Чайно-пряничный блог Анастасии Красовской Previous | | Flag | Next02 July 2010 @ 10:05 amЧайные божества.  

Лягушка.

<o> </o>

Хочу похвастаться чайным божеством, на покупку которого меня подбил сын, который страаааашно неравнодушен к лягушкам. В прошлом году, этот любитель лягушек, проникшись сказкой «Царевна-лягушка», решил за лето найти в нашем озере собственную царевну. И вот все лето он ловил лягушек сам, требовал от меня, чтобы еще я ему тут помогала. Пойманных особей он целовал и когда волшебства не происходило, со вздохом отпускал домой, в родное озеро.

<o> </o>

Вообще, я заметила, что чайные божества не оставляют людей равнодушными – всегда люди спрашивают кто это, что то или иное божество означает. Лягушка же приводит людей в совершенно … феерическое состояние. Во-первых, когда люди вдруг понимают, что сидит она не просто на камне, как кажется изначально, а на пальце. А во-вторых, когда лягушка … вдруг, после полива ее горячей водой, начинай выдавать тоненькие струйки воды. Я тут делала недавно чаепитие на большую компанию – серьезные взрослые люди после этой лягушкиной выходки стали веселится как дети. Наверное, это здорово – потому (как мне кажется) умение отпускать свою взрослость, умение удивляться и веселиться – это важно.

<o> </o>

Символизм же этого божества, как мне кажется, в пожелании богатства и процветания. Лягушка сама по себе символ богатства и достатка. А струя воды – еще больше усиливает этот символ. Потому как именно вода в китайской традиции связана с достатком.

<o> </o>

Кстати, в этом плане всегда интересно наблюдать во время чаепития за людьми, которые впервые пьют чай в китайской традиции, где вода так или иначе все время льется, проливается на чайную доску, чаем поливаются чайные божества – и считается, что это хорошо, что это так надо. Сколько раз (особенно в глазах женщин) читалось «давайте я возьму тряпочку и вытру все это». Но где-то с третье чашки, когда «отпускается» голова и становится просто хорошо, капельки и лужица на чабани начинают восприниматься как естественное, нормальное, можно сказать, родное явление. И это здОрово!

( 7 комментариев — Добавить комментарий )

Один великий человек сказал: «Не всяк может появиться на свет в человеческом обличии, тем более – стать частью истории, подобно божеству».  Лу Юй – это человек, который не просто вошел в историю. Он посвятил всю свою жизнь чаю, постоянно совершенствуя технологии изготовления, открывая новые сорта, описывая чудодейственные качества чайного листа и добиваясь совершенного вкуса, послевкусия и оттенка.

Он действительно напоминает собой неземное творение, посланное свыше: одно его появление на свет похоже на легенду, ведь этого человека в трехлетнем возрасте обнаружили на побережье озера Сиху. Такую чудесную находку обнаружил местный монах Цзигун в 733 году.

Первые шаги навстречу к призванию

Цзигун был настоящим профессионалом в чайном деле. Наверняка именно поэтому, когда он взялся за опеку малыша, первым делом он обучил его чайному ремеслу. Помимо этого, настоятель и выбрал имя для малыша. Главным советчиком в выборе имени стала Книга Перемен, благодаря которой монаху был послан знак: «Лебедь медленно близится к земле, а его перья позволяется использовать для ритуальных одеяний». Так и было выбрано имя: Лу (лебедь), и Юй (перья). Также эта фраза стала неким предсказанием для судьбы будущего гения чайного ремесла.

Изначально жизнь малыша была спокойной и размеренной. Благодаря местным монахам, он обучился грамоте, философии буддизма, и взамен за это трудился по хозяйству. Но пуще любого дела его интересовал именно чай. Он умел заварить его настолько искусно, что даже сам настоятель был приятно удивлен. 

Талант наконец-то заметили вне дома

Однажды настоятеля пригласил сам Император, целью которого было обучение придворных слуг основным аспектам буддизма. Когда ему подали чай, тот после одного единственного глотка отставил чашку от себя и больше к ней не прикасался. Монарх был удивлен, почему званый гость так отреагировал на чай. На это Цзигун ответил, что после того чая, который заваривает его ученик, любой другой напиток для него не имеет вкуса. Император распорядился немедленно отправить слуг за учеником, и когда он попробовал приготовленный Лу Юем чай, то признался, что этот чай – лучшее из напитков, что он когда-либо пробовал.

Кардинальные изменения в жизни гения

Вскоре Лу Юй отличился не только блистательным талантом, но и строптивостью: он заявил о том, что догмы буддизма не устраивают его. Конфуцианство было таланту намного ближе буддизма. Наверное, поэтому он позволял себе часто входить в спор с учителями. Так, Лу Юй не нашел в себе сил терпеть навязанную религию, и просто покинул монастырь.

Вместе с группой актеров-бродяг он стал странствовать по китайским дорогам. У них он научился управлять марионетками и изображать тени. Если же он сам выходил на сцену, то ему часто аплодировали стоя. После нескольких лет вот таких блудных гастролей, Лу Юй написал три книги, в которых изложил анекдотические истории о своем странствовании.

Судьбоносное знакомство

Возможно, жизнь бродяги устраивала бы его и дальше. Возможно, он до конца жизни играл бы в театре. Но его судьбу круто изменила одна встреча – с губернатором Ли Ци У. Они встретились во время одного из спектаклей. Губернатор был заинтересован Лу Юем, и преподнёс ему в подарок книгу стихотворений. Кроме того, чиновник дал нашему герою письмо, которое рекомендовало его монастырю «Небесные Врата». Он существует и сейчас и расположен на священной горе Тяньмэнь.

Китай тогда еще не мог похвастаться ни самой длинной канатной дорогой, ни известной стеклянной тропой. Тогда паломники проделывали долгий путь к монастырю, который преодолел и наш герой. Так, он остался жить при монастыре и совершенствоваться в искусстве создания и заварки чая.

Бегство и жизнь после него

Но светлая полоса продолжалась в его жизни не так долго, как хотелось бы. 755 год стал годом восстания Ань Лушаня, который решил разрушить династию Тан и действовал настолько интенсивно, что быстро достиг самого сердца Китая. Слуги, вместе с императором в это время были вынуждены бежать. Впоследствии, пристанищем им послужила провинция на юге.

Лу Юй был в числе этих беженцев. К счастью, выбранный для пристанища регион был богат чайными плантациями, которые давали мастеру толчок к развитию. Он стал упорно учиться, впитывая в себя знания подобно губке. Здесь же он обрел весьма полезные знакомства: он установил отличные отношения с госслужащими, каллиграфами, писателями и поэтами.

Новый этап и жизненный выбор

Однако, в жизни Лу Юя снова наступила черная полоса. Внезапно и скоропостижно скончался генерал, смерть которого изменила жизнь империи. Каждый из работников решил возвратиться, и возвращались они кто куда. Только наш гений не перестал странствовать. Он осознал: настоящий его дом – горы, у глубоких каньонов и кристально чистых родников. Его место там, где растет самый совершенный, самый чистый и безупречный чай.

В обличии обычного крестьянина, в самодельных тапочках из лиан, мастер стал странствовать именно по самым «чайным» точкам Китая. Тончайшей кистью он наносил на поверхность карты тропинки в горах, сочинял стихотворения, посещал одну плантацию за другой, осваивал опыт, которым делились с ним чаеводы. Он писал всё, что они говорили, дегустировал воду и заваренный в ней чай.

Предложения о службе от зажиточных господ

Лу Юй был известен как талантливый писатель и географ. Ему стали поступать предложения от зажиточных господ, согласно которым он мог стать их гостем кэ – служить им в обмен на жилье и пропитание. Каждое такое предложение мастер вежливо отклонял, ведь он не считал тихую сытую жизнь домашней знаменитости подходящей для себя. Даже сам император Дай Цзун пытался заманить мастера к себе во дворец, но нашего героя не интересовала ни власть, ни карьера.

Император не услышал ответа на свое предложение, и что удивительно – даже не обиделся. Скорее всего, он знал о свободолюбивой жизни и отшельнических буднях мастера. Многие считали, что мастер был сумасшедшим: он разговаривал с природой, ходил по лесу сутками, стучал по деревьям палицей, и как ребенок радовался, играя с родниковой водой.

Но сумасшествие здесь не при чем. Его путь пусть и казался странным, но позволил ему достичь своей цели: найти и проанализировать много данных о чае и как можно глубже проникнуть в чайное дело.

Завершение труда

Свой труд Лу Юй завершил, будучи в глубокой старости. «Чайный Канон» — «Ча Цзин» обеспечил ему молниеносное признание среди любителей чая. Но истинное значение трактата спрятано не только за признанием. Благодаря этим трудам, искусство производства чая стало занимать весомое место в жизни общества.«Чайный Канон» содержит в себе сказания о демонологии, духах, которые мудро и красиво переплетены с советами и научной информацией. Все 10 разделов канона содержат данные и об истории возникновения этого напитка, и секреты технологии производства чая, и описание самого процесса заваривания, и даже практические советы дегустаторам и чайным гурманам. Очень большое внимание мастер уделил качеству воды. Он советовал не пить чай, который сделан из воды, взятой из водопада, родника или водоворота.

Советы от мастера

  1. Создать чай;
  2. Развивать вкус, дабы лучше чувствовать напиток;
  3. Иметь нужную посуду;
  4. Грамотно разводить огонь;
  5. Использовать только «правильную» воду;
  6. Прожарить чайный лист;
  7. Тщательно измельчить чай;
  8. Заварить чай;
  9. Выпить его.

Гений чайного ремесла встретил старость в полном отшельничестве и уединении. Этот человек в совершенстве владел знаниями о воде: он мог отличить воду из озера от воды из реки и в точности знал, где она взята: у берега или из середины водоема.

Лесть, хвала и богатство всю жизнь вызывали у Лу Юя лишь равнодушие. Как умер он – загадка для всех: одни ученые полагают, что его убили, другие же утверждают, что он в возрасте семидесяти двух лет умер от болезни. Какой бы ни была смерть этого великого человека, жизнь его закончилась в 804 году. Он был похоронен в горах Чжуньшань на востоке Китая. 

История Лу Юя, как божества

Еще во время династии Тан благодаря образу великого гения был создан образ покровителя чая. В Тяньмэне  в его честь был возведен храм, а чайные лавки быстро наполнились статуэтками с его изображением. Также в Китае появилась традиция проводить чаепитие с такой статуэткой и первой преподносить чай ей. Те, кто угощали статуэтку, пытались задобрить дух чайного мастера, чтобы их чай был вкусным и насыщенным. 

Что бы кто ни говорил, а факт остается фактом: никто до сегодняшнего дня не смог заварить чай лучше великого поэта, актера, ученого и философа, который любил чай больше своей жизни и посвятил ему все свои дни.

Используемые источники:

  • https://gachami.ru/blog/20191105/
  • https://www.tea-terra.ru/2014/01/07/11887/
  • https://nastya-chai.livejournal.com/4465.html
  • http://tea-tree.ru/blog/o-chae/lu-yuj-bozhestvo-ili-genij

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий